Тыловой Город (Марк Язь)

Родному городу Саратову, с праздником Великой Победы !!!
Низкий поклон Вам, ветераны Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг. и труженики тыла !!!
Вечная память Вашему подвигу во имя жизни и мира на всей земле!

Памяти моей бабушки- Учаниной Галины Никитичны и деда- Учанина Николая Николаевича,
а также моего прадеда- Никитина Никиты Кондратьевича, его братьев, прочих родственников нашей семьи- самоотверженно выполнявших свой долг перед Родиной в годы В.О.В…

Тыловой. Заводской.
Железно-
дорожный.
В сорок первом-
снарядный,
окопный,
тревожный.
Хлебно-
волжский.
Деревянно-
сиреневый.
Семнадцатилетний-
он, в одну только ночь,
навсегда, казалось,
поменял настроение-
летнее.
Путевой, портяночный;
районный, колхозный.
Он немного зелёный,
но такой серьёзный!
Конно-
революционный;
винтовочно-
коммунарный-
он- уже седой, но совсем не старый…
Гражданский, студенческий;
овражно- криминальный
и даже(!)- церковный-
все ИХ ждали!
Пятилетний. Промокший.
Женский. Не каменный.
Треугольный, почтовый.
Крепко заваренный…
Трудовой, круглосуточный-
в простоте и ясности,
в двухшАговой, огневой-
сталинградской опасности!
Уличный! Гудящий!
Радио-
радостный!
Цветами, платочками-
в мае, измазанный;
он строчил наугад-
поездами- лентами,
от усталости, на ночь,
затихая моментами!
И пока небосвод всё салютом-
сыпался,
он- с улыбкой сказал:»»Наконец- то я выспался!»»

08.05.2018

«»овражно- криминальный»»- подразумевает Глебучев овраг, пересекаюший город Саратов у Волги, с расположенным в нём частным сектором и долгое время пользующийся дурной славой, если не по сей день, в смысле- криминальных элементов…

«»НА МИНСКОМ ШОССЕ»»

Идти устали маленькие ноги,
Но он послушно продолжает путь.
Еще вчера хотелось близ дороги
Ему в ромашках полевых уснуть.
И мать несла его, теряя силы,
В пути минуты длились, словно дни.
Все время сыну непонятно было,
Зачем свой дом покинули они.
Что значат взрывы, плачь, дорога эта?
И чем он хуже остальных ребят,
Что на траве зеленой у кювета,
Раскинув руки, рядом с мамой спят?
Как тяжело выслушивать вопросы…
Могла ли малышу ответить мать,
Что этим детям, спящим у березы,
Что этим мамам никогда не встать?
Но сын вопросы задавал упрямо,
И кто-то объяснил ему в пути,
Что это спали неживые мамы,
От бомбы не успевшие уйти.
И он задумался под лязг машин железных,
Как будто горе взрослых понял вдруг, –
В его глазах, недавно безмятежных,
Уже блуждал осознанный испуг.
Так детство кончилось. Он прежним больше не был.
Он шел и шел. И чтобы мать спасти,
Следил ревниво за июньским небом
Малыш, седой от пыли, лет шести.

Аркадий Кулешов, 1941г.
— белорусский советский поэт (1914- 1978)

«»Мы вновь на месте том»»

Конец июня.
На рассвете рано
На дымный запад эшелоны шли,
Обвитые цветами Казахстана,
Сибирской хвоей, листьями каштана,
Колосьями украинской земли.
И на обугленных перронах наших
Встречала их толпа сирот и вдов,
И все они оплакивали павших:
Любимых братьев, сыновей, отцов.
Зелёной мятой пыль бойцы стирали
С горячих касок, хлеб делили свой.
Страх забывая, девочка рукой
Тянулась к грозной орудийной стали.

Минули дни…
Мы вновь на месте том,
Где над землёй прошли огонь и гром,
Где вся в дыму чернела цепь землянок,
Где травы вновь пробились на полянах.
И не от горя в предрассветной мгле
Приникли грудью мы к родной земле.
Нет, не напрасно нас тогда в печали
У дымных станций женщины встречали,
Навстречу поездам придя издалека.
И не напрасно детская рука
Тянулась к нам и к орудийной стали.

Максим Танк, 1942г.
— белорусский советский поэт (род. в 1921 г.)
»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector