Вырванные страницы

Вот летопись моей души, и в ней
Начертано на первой из страниц:
«Ты — раб аллаха и его слуга,
Пади пред ним, непросвещенный, ниц!»

Сперва аллаха, а потом царя,
Как бога, возвели на пьедестал
И почитать велели. И с тех пор
Я подневольным человеком стал.

«Обычай — царь, религия — аллах,
И жить тебе под ними и расти,
Чтоб честным мусульманином прослыть», —
И клятву мне велели принести.

«Ты верь законам и не верь глазам», —
Сказали мне и сделали слепым;
Меня зажали бог и шариат,
Во всех делах я подчинен был им.

Читать Стих:  Врагам свободы

«Аллах и царь — властители твои,
Все, что они прикажут, в тот же миг,
Беспрекословно, не кривя душой.
Ты должен выполнять по воле их!»

Сказали: «Пусть живется тяжело,
А ты терпи, хоть тяжесть невтерпеж,
Зато в загробном мире навсегда
Ты, несомненно, счастье обретешь!»

Перелистали летопись души,
Заставили страницы подписать,
Потом скрепили подписи мои
И приложили круглую печать.

2

Все тяжести и беды вынося,
Как было суждено, я жил и рос,
Но размышленья мучили меня,
И задал я себе такой вопрос:

Читать Стих:  Дни освобождения

«Страх непонятен сердцу моему, —
Так почему ж я в рабстве до сих пор?
Ведь руки у меня крепки, сильны, —
Так почему же я терплю позор?

Неужто должен крыльев я просить,
Ведь крылья за спиною у меня?
И если у меня есть быстрый конь,
Зачем просить мне нового коня?

Кто темную повязку снимет с глаз,
Коль сам за это дело не возьмусь?
Кто цепи угнетенья разорвет,
Коль сам я до конца не напрягусь?»

Читать Стих:  В честь свободы

Я так подумал и пересмотрел
Всю летопись израненной души
И вырвал беспощадно, навсегда
Страницы рабства, ханжества и лжи.

На чистых же страницах начертал
Слова великой веры наших дней:
Слова высокой правды и любви
И трудового братства всех людей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *